Куда же делся Один? + 31

— Мы не нашли никаких следов Тора или оружия, но…

— Что? – Один обернулся к воину.

— Мы нашли тело. – Тот сделал пару шагов вперед, ближе к Одину и трону.

— Локи? – Один опустил глаза. У него в душе будто что-то оборвалось. Всеотец, конечно, растил Локи как своего сына, но никогда не думал, что любил этого ледяного великана так сильно. Сначала его покинула его любимая супруга Фригг, теперь и Локи.

Тяжело вздохнув, он сильнее оперся на Гунгнир. Печаль захватила его сердце, он понимал, что ему нужен отдых. Небольшая передышка. И, сам того не понимая, провалился в Сон.

Локи сбросил с себя иллюзию внешности асгардского война и с ухмылкой посмотрел на Всеотца. Уже второй раз Один, оставшись наедине с Лофтом, провалился в Сон Одина. Но на этот раз Локи знал, что делать. Подойдя к Всеотцу, Локи взял из его рук Гунгнир, затем одним щелчком пальцев он наложил на Одина иллюзию одного из пленных мятежников, что сидели в камере неподалеку от бывшей камеры Локи. Следующий щелчок — и асгардский царь оказался в камере, куда когда-то отправил своего «сына». Локи же принял его обличье и пошел на кухню, решив, что не ел королевской еды, пока сидел в темнице, и что ему нужно это исправить.

Хотя все могло быть иначе…

— Локи? – Один опустил глаза. Горечь утраты жены усилилась с вестью о смерти, хоть и приемного, но все же сына. Он даже не заметил, как Локи сбросил с себя иллюзию внешности воина и подошел совсем близко. Последнее, что он ощутил, это холодное дыхание Локи на своей шее и острую боль в затылке, а затем наступила тьма.

Локи усмехнулся. Вырубить Одина оказалось так просто. Лофт быстро перенес их обоих в подземелье. Нужно было поскорее избавиться от Всеотца и занять его место, пока никто не заметил, что он пропал.

Пока Локи был в Мидгарде, он не все время был занят порабощением мира. Пару ночей он просто включал телевизор и постигал особенности Мидгарда. Припомнив один из сериалов, который ему удалось посмотреть в одну из таких ночей, Локи пришла мысль, как избавиться от Всеотца так, чтобы его никто больше не нашел. Наколдовав аккумуляторную пилу «Дружба», несколько пластмассовых бочек, бутылки с кислотой и лопаты, Локи материализовал на себе халат, перчатки и маску и приступил к своему темному делу.

Сначала он отпилил Одину голову, затем обе руки и кинул все это в первую бочку. Во вторую бочку пошло тело, в третью – ноги. Залив в бочки кислоту и плотно их закрыв, он телепортировался на задний двор дворца, в самую глухую его часть. Заколдованные лопаты быстро зарыли бочки под кустами, а Локи телепортировался обратно к трону.

Кто бы мог подумать, что сериал о варщиках метамфетамина может помочь Богу Обмана заполучить желанный трон Асгарда?

В принципе, могло быть и так…

— Я так же не скажу, что горжусь сыном. Это было бы проявлением чувств, это не нужно. Иди, сын.

— Спасибо, отец. – Тор кивнул Одину и направился к Мосту.

— О, тебе спасибо, брат. – Локи сбросил с себя иллюзию Одина и устроился на троне поудобней.

— Локи! – Из-за колонны вышел Всеотец. – Время – деньги, — он потер указательный и большой палец друг о друга, — трон продлевать будешь?

Локи шумно хмыкнул и, достав из кармана плаща горстку монет, бросил их Одину. Всеотец ловко их поймал и убрал за доспех.

– Я завтра опять зайду…сын. – Всеотец развернулся и исчез за колонной.